Папа – с вахты, мама – на вахту. Как живет алтайская семья, где родители неделями не выходят с работы

0
4273

О медиках и работниках социальных учреждений, которые в пики эпидемии уходят на карантин вместе со своими подопечными, мы рассказывали не раз. Но пожалуй, впервые – о том, как живется семьям тех, кто неделями не выходит с работы. 

Странное время

– Чайку с нами попьете? Мы любим зеленый, а вам какой? – гостеприимно, как родители научили, приглашает нас к столу 13-летняя Арина Понкратьева.

Ее мама – воспитатель Тюменцевского детского психоневрологического интерната. Когда в январе в связи с ухудшением ковидной ситуации его перевели на закрытый режим, как и другие учреждения соцзащиты, Марина Александровна стала работать вахтами, две недели – на работе, две – дома. 

Пока Марина на вахте, ее дочь – за хозяйку. Держит дом в чистоте и порядке, готовит еду, благо мама на две недели полуфабрикатов наморозила. Кормить и ухаживать за тремя котами тоже обязанность Арины. На папе – вся мужская работа, но и готовит он неплохо. 

– А что тут сложного? – удивляется Алексей Иванович. – Мантов налепить, пельменей или котлет нажарить – запросто. Но сам-то я тоже вахтовик, работаю на северах, мосты строю в Красноярском крае и Якутии, там морозы такие, что птицы на лету замерзают. Сейчас вот приехал домой на побывку, а жена на вахте. Скоро опять уеду, на три или четыре месяца. Но ничего не поделаешь, работа такая – и у Марины, и у меня. Дома на Алтае мужику устроиться на «северную» зарплату вообще нереально, а на местную, 15–20 тысяч рублей в месяц, семью не прокормишь. Курточка у дочери столько стоит…

«Один дома» – не про меня»

– Алексей, вы хороший глава семьи? 

– Наверное, не очень. Редко вижу жену, дочь… не уделяю им должного внимания, – честно отвечает собеседник. – Но по большому счету я ведь для них стараюсь. И когда домой приезжаю, тороплюсь наверстать упущенное. Сейчас вот вдвоем с дочерью, мне нравится говорить с ней – про ее друзей, про успехи в школе и журналистике. Арина у нас юнкор, и учится она на отлично. 

Алексея Ивановича понять можно. С работой на селе всегда туго было, а пандемия и вовсе морскими узлами все завязала. На вахтах-то тоже не без проблем. Глава семейства рассказал, как по две недели в карантине приходилось сидеть в Красноярске. И этого впустую убитого времени, когда не работали, очень жаль было: и от семьи мужик оторван, и заработка, за которым едет за тысячи километров от родных мест, у него нет. 

Арина рассказывает эпизод из прошлого лета, когда папа с вахты еще не вернулся, а мама уже заступила – так совпало. И она осталась в доме одна. Почему не у бабушек? Потому что одна живет далеко от Тюменцево, а другая, Татьяна Геннадьевна, работает в том же интернате помощником воспитателя, ее вахты совпадают с графиком Марины. 

– Родители мне каждый день названивали, связывались по скайпу, к тому же мы же в селе живем, все тут свои. И это называется – «одна»? – смеется девчушка. – Ничего тут особенного, я уже немаленькая, с домашними делами справляюсь, а печку тогда не нужно было топить. Так что сценарий «Один дома» – это не про меня. 

И все же подросток признается: жизнь нынче и впрямь странная, автономная. Но что поделать – эпидемия пришла, нас не спросила. Учеба – дистантная, разговоры
с мамой – по телефону. И если дома достаточно запасов, то, в принципе, за порог можно неделями не выходить. 

«Соскучились без мамы нашей, дом без нее пуст», – признаются отец и дочь. А пока ждут ее домой, говорят обо всем. Как ездили отдыхать на завьяловские озера, на Горькое, и что, возможно, скоро исполнится мечта Арины – побывать на море. У нее уже есть публикации в районной газете «Вперёд», в детско-юношеских изданиях «НЛО» и «САМИ». Дело за малым – попасть в состав делегации юнкоров-«самистов» на пресс-смену в Международный детский центр «Артек». А что, тоже «вахта». 

Когда душа рвётся

Подопечные воспитателя Марины Понкратьевой – 28 детей разных возрастов с серьезными проблемами здоровья. Бытовые условия для персонала интерната, несущего вахту, созданы весьма достойные. Но нет человека, который не скучал бы по дому. Если бы еще три года назад нашей героине сказали, что она и ее коллеги будут жить на работе, – не поверила бы. А сейчас им не верится в скорый конец пандемии, настолько все устали. 

– Живем и работаем в замкнутом пространстве, как на космическом корабле. Усталость, конечно, сказывается и на ребятишках, и на взрослых. Но ничего не поделаешь, время такое. За работу в условиях эпидемии мы получаем неплохие «ковидные» выплаты, и кто-то из коллег даже держится за эту возможность заработать. Но я бы предпочла жить в обычном режиме, приходить домой каждый вечер, готовить семейный ужин. Очень тяжело даются мне эти смены, потому что душа рвется на части, – откровенничает женщина. – Здесь мои особые дети, которых не оставишь. А дома – дочка с мужем, переживаю за них, как они, справляются ли. Созваниваемся постоянно. Вот недавно Арине захотелось картошки, запеченной в духовке. И я ей по телефону объясняла, как ее приготовить. 

Скоро Марину сменят и она отправится домой. Подсчитываем, когда следующая ее вахта. По календарю получается, выпадают на нее и 8 марта, и 9-е – день рождения женщины, который она тоже проведет на работе. 

Фото Олег БОГДАНОВ

https://www.ap22.ru/paper/Papa-s-vahty-mama-na-vahtu-Kak-zhivet-altayskaya-sem-ya-gde-roditeli-nedelyami-ne-vyhodyat-s-raboty.html

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here