По военным рельсам судьбы

0
176

В небольшом селе Алексеевка живет одна из старейших жительниц, труженица тыла, ветеран труда, вдова участника Великой Отечественной войны Екатерина Павловна Михайлик, или  баба Катя, как многие ее называют.

— Бегут года, как эшелон нагруженный

Вагоны быстро мчатся вдаль. А я смотрю им вслед, слегка сконфуженный, И в душу прорывается печаль. Чем загрузил я дни, минуты, месяцы, К чему стремился и чего достиг? Все это пред престолом Божьим взвесится, Пропущенным не будет даже миг….

На память, да еще с выражением баба Катя читает стихи.  Ее «вагоны» жизни,  действительно, перегружены,  состав, то набирая   скорость, то притормаживая, тянется  по рельсам судьбы 90 лет.  Чуть больше месяца назад 1 июля баба Катя встречала свой солидный юбилей. Это официальный, по документам: в свое время путаница в метриках произошла, у бабы Кати два дня рождения, настоящий —  23 февраля.

— Три километра от Алексеевки был поселок, кто называл его Лобзоватый, кто Лобзовка, я там родилась, — начала рассказ баба Катя. – Мы там жили, пока не началось укрупнение колхозов и нас не переселили сюда, в Алексеевку.

В Лобзовке была только начальная школа, окончив три класса, Катя вместе с другими ребятишками должна была ходить в Алексеевку. Но в Леньках жила ее прабабушка, мамина мама, у которой девочка останавливалась до выходных.

— Голод, нищета, а с собою сумку на неделю надо было брать, — вспоминает баба Катя.- Мама подрабатывала, пряла пряжу людям, а они рассчитывались продуктами. Кто-то дал ей полмешка отрубей, что сейчас скотину кормят, мне мама из этих отходов спечет калабушек, отруби сверху зажарятся, а начнешь отщипывать – внутри тесто сырое. Ела, кушать-то хочется.

Катя доучилась до шестого класса, но учебу пришлось бросить – началась война, нужно было идти работать. Что такое крестьянский труд она узнала еще подростком.

— Сперва подскребали за бричками, потом дали пару быков, на волокушах копны возили, на полосах прям пшеницу складывали. Не было же самоходных комбайнов, — рассказывает баба Катя.- А когда мне исполнилось семнадцать, я считалась полноценным работником. Скирдовали пшеницу, по ночам возили ее на зерносклад.

Хотя в теплое время года работы было больше, но баба Катя говорит, что сельчане лето ждали с нетерпением.

— Летом нам приходилось хорошо, мы были как скотина на травянистом подножье. Рвали, как мы их называли «борщевки», по болотам рвали слизун, лук дикий. Картошку весной посадим, она не успеет вырасти до размера воробьиного яйца, мы уже начинали ее подъедать, к осени копать нечего было, только и оставалось на семена на будущий год. И то, не целиком картошку высаживали, а мама срезала потолще кожуру, серединку съедали, а шкурку в землю.

И казалось бы сколько лет и зим прошло с той поры, а память бабы Кати до мелких подробностей хранит картинки тяжелого детства.

— Крестный работал на выпасах. Кормить овец было нечем, обдирали ветки с деревьев, но листьями животные не насыщались, дохли.  Так они обдирали этих овечек и ели это мясо. Часто нам приносил, мы не брезговали, жить-то охота было,  — вспоминает баба Катя.

Мать одна растила детей, ведь тятю, как ребятишки называли своего  отца,  вместе с другими мужчинами села с первых дней войны забрали на фронт.

— Человек двадцать ушли с поселка. Их погнали на Белоруссию. Лишь одно письмо мы получили от тяти, а следом похоронку, — рассказывает баба Катя. – Спустя годы, поисковики сообщили маме, что ее муж похоронен в Белоруссии в Калинковическом районе в деревне Малые Автюки. И как раз на День Победы мы поехали на могилу тяти. А что там? Все в одной яме — братская могила и общая мемориальная доска.  Мы с мамой посидели, поплакали, землю поцеловали и домой.

На войну Катерина провожала не только отца, ждать с фронта она дала обещание Яшке, местному парню.

— В сорок третьем его забрали. Он был связистом, даже лично встречался с главнокомандующим Гречко, дошел до Кенигсберга, — рассказывает баба Катя.- После войны Яша еще остался  служить, домой пришел только в сорок восьмом, когда мы сразу и поженились. Работали в  колхозе, он был трактористом, я пояркой.

Яков Павлович домой вернулся без ранений, однако здоровье он все-таки оставил на фронте. Застуженные легкие всю оставшуюся жизнь не давали покоя. Уже как 26 лет баба Катя вдова, живет с младшей дочерью.   С мужем у них было восемь детей. Сейчас семья с внуками и правнуками еле помещается на общем фото. Более 40 человек. Всех баба Катя знает, созванивается, наизусть помнит мобильные номера. Из своей материнской семьи баба Катя была самой старшей дочерью, и пережила своих братьев и сестер. Хотя два года назад думала, пришло и ее время – сломала шейку бедра, что для пожилого человека обычно завершается трагично.

— А Господь оставил меня на этом свете, я постоянно благодарю его: «Боженька, это твоя рука, это ты меня спас. И на сколько ты еще продлишь мой жизненный путь, одному тебе известно. Будь только со мною, не оставляй, не покидай».

Глядишь, баба Катя с божьей помощью столетие переживет. Секрета долголетия говорит, нет, есть – вера. Она благодарит Бога за каждый новый день, мирный день.

 

Галина СИВОВА, Александр ДЕМИТРЯКОВ (фото)

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here